закрыть

Приемная

Прикрепить файл
Максимум 3 файла.
Ограничение 10 МБ.
Допустимые типы: txt doc docx rtf xls xlsx pps ppt odt ods odp pub pdf jpg jpeg bmp png tif gif pcx mp3 wma avi mp4 mkv wmv mov flv.

Командир отрядов торпедных катеров - к 105-летию со дня рождения Героя Советского Союза Кочиева Константина Георгиевича

Малая родина Героя Советского Союза, командира отряда торпедных катеров Черноморского флота, капитана 3-го рангаКочиева Константина Георгиевича  — Республика Южная Осетия, а его большой Родиной, доблестным сыном которой он вошел в историю, был Союз Советских Социалистических Республик. Этому государству он дал военную присягу и с честью её сдержал.

Родился  8  мая 1913 года в городе Цхинвале Южной Осетии в семье сельского учителя. Окончил семилетнюю школу и Тбилисскую школу фабрично-заводского ученичества. Работал слесарем на лесокомбинате, с 1933 года – инструктором Юго-Осетинского обкома комсомола по физкультуре и спорту.

В 1933 году по призыву комсомола Константин ушёл на службу в Военно-Морской флот. Он стал курсантом Высшего военно-морского командного училища имени М. В. Фрунзе в Ленинграде, которое окончил с отличием, и в сентябре 1937 года был направлен на Черноморский флот командиром торпедного катера. С 23 апреля 1939 года и до конца службы командовал отрядом торпедных катеров 1-й бригады торпедных катеров Черноморского флота. С сентября 1940 года по июнь 1941 года учился на Высших курсах комсостава РККА в Ленинграде.

Великая Отечественная война застала Кочиева в Севастополе.

С 22 июня и до конца августа 1941 года катера под командованием Кочиева выполняли в море различные боевые задания: сопровождали корабли, несли дозор, совершали поиски и уничтожали врага. Торпедные катера, обладающие скоростью 40–45 узлов, тогда называли морской кавалерией. Дерзкие налёты советских катерников  иногда достигали берегов Румынии (Болгария и Румыния были союзниками гитлеровской Германии).
          С первой недели войны острой проблемой стали неконтактные мины, которыми фашисты с самолетов забрасывали черноморские порты, нанося тяжелый урон нашим кораблям и блокируя выходы из портов. Кочиев предложил подрывать мины сбрасыванием глубинных бомб с быстро несущегося катера. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Филипп Октябрьский поручил ему провести эксперимент на Инкерманском створе.

И вот три катера вышли в Северную бухту. По отмашке Кочиева боцманы и радисты бросали вручную малые глубинные бомбы. Каждый сброс глубинной бомбы мог оказаться последним не только для экипажа одного катера.

Подрыва вражеских мин не произошло. Неудача не остановила Кочиева: он доказал, что задуманный метод не просто возможен, но и эффективен. Его сослуживец Герой Советского Союза Андрей Черцов вспоминал: «Он первым прошел над вражескими минами, лежащими на дне севастопольского фарватера, чтобы шумом своих винтов, тенью корпуса и сбрасываемыми с катера глубинными бомбами сдетонировать мины, взорвать их и очистить путь для наших кораблей. Приоритет такого «траления» вражеских мин, безусловно, принадлежит Константину Кочиеву, совершившему первый рейс над смертью успешно».
          Герой Советского Союза Георгий Рогачевский рассказывал: «После того как наши войска в конце августа 1941 года оставили Очаков и враг двинулся вдоль побережья Черного моря, нужно было перекрыть выход из Днепро-Бугского лимана с целью воспрепятствовать здесь судоходству противника... Возглавил звено, как и на учениях по бомбометанию, опытный командир 2-го отряда 3-го дивизиона старший лейтенант Константин Кочиев».

27 сентября 1941 года в 3 часа 40 минут в  условиях осенних штормов Кочиев успешно выполнил задания командования по постановке минных заграждений в районах Очакова, Кинбурнской косы и острова Березань. По агентурным данным,  на 5 августа 1942 года, при следовании по створам в районе Очакова на мине подорвался немецкий буксир, который вел караван барж. Буксир затонул, а баржи получили серьезные повреждения. С тех пор угроза взрыва в створе постоянно держала фашистов и их союзников в напряжении.

Особо трудны для катерников капитан-лейтенанта Кочиева оказались 73 дня напряженных боев за Одессу. Работать под огнем противника приходилось сутками,  сопровождая караваны наших судов в осажденную Одессу. 15 и 16 октября была обеспечена эвакуация одесского гарнизона в Севастополь.

В период с октября 1941 года по июль 1942 года Кочиев участвовал в героической обороне Севастополя. Выполнил два успешных рейда из Новороссийска к оккупированной Ялте, в которых 13 и 18 июня 1942 года прорывался на двух торпедных катерах в Ялтинский порт.

В  первом рейде была потоплена баржа противника, во втором – итальянская подводная лодка «СВ-5» и торпедный катер противника.

30 июня 1942 года во главе группы катеров ворвался в бухту Двуякорная под Феодосией, где был устроен передовой пункт базирования лёгких сил немецкого флота и находились на тот момент пять быстроходных десантных барж. Торпедами советские моряки потопили две баржи, а огнём артиллерии и реактивных установок «катюши» нанесли большой урон немецким береговым батареям. 

В Новороссийской десантной операции 10 сентября 1943 года во главе своего отряда катеров ворвался в Цемесскую бухту и под ураганным огнём врага торпедами уничтожил береговые орудия противника на причалах, обеспечив успешную высадку морского десанта в Новороссийский порт. Отважно действовал и в Керченско-Эльтигенской десантной операции, в декабре 1943 года под огнём врага оказал помощь в Керченском проливе 22 десантникам, спасавшимся с занятого врагом плацдарма, а также спас весь экипаж потопленного врагом советского катера.

В одном из рейсов катер, на котором  находился Кочиев, подорвался на мине и начал быстро погружаться. Личный состав оказался в холодной воде. Всех удалось спасти, но из-за долгого пребывания в ледяной воде здоровье героя было подорвано. Он это скрывал и ещё полтора года (до конца 1944 года) оставался в строю, выполняя по-прежнему самые опасные и сложные боевые операции.

Особенно  отличился К.Г. Кочиев в Крымской наступательной операции в апреле-мае 1944 года.

В ночь на 5 мая 1944 года он во главе группы из четырех катеров  атаковал немецкий конвой у мыса Херсонес под Севастополем, при этом были потоплены два транспорта и быстроходная десантная баржа. Через несколько дней катера под командованием К.Г. Кочиева атаковали второй конвой спасавшихся из Крыма немецко-румынских войск. К.Г. Кочиев потопил транспорт с 2000 солдат врага на борту, а его подчиненные – ещё три транспорта врага.

Всего под личным командованием К.Г. Кочиева торпедные катера совершили 250 боевых выходов, в которых уничтожили подводную лодку, четыре транспорта общим водоизмещением 7000 тонн, тридцать самоходных грузовых и боевых барж,  торпедный катер,  самолёт противника, шесть огневых точек врага на берегу. Было выставлено 78 мин в водах противника, перевезено к вражеским берегам и высажено 625 десантников, спасено на море 58 человек.

«Во всех проводимых операциях и боях Кочиев проявил исключительный героизм, храбрость и отвагу», - говорится в наградном листе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года капитан-лейтенанту Кочиеву Константину Георгиевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В августе-сентябре 1944 года К.Г. Кочиев принимал участие в Ясско-Кишиневской наступательной операции советских войск и в боевых действиях на море у берегов Болгарии. На этом боевые действия на Чёрном море прекратились. В течение боёв К.Г. Кочиев не обращал внимания на ухудшение состояния своего здоровья – декабрьское переохлаждение в Чёрном море не прошло бесследно. А потом оказалось поздно – у него стремительно развивался туберкулёз. С декабря 1944 года К.Г. Кочиев постоянно находился на лечении в военно-морском госпитале в Севастополе. Здесь его навестил нарком ВМФ СССР, Герой Советского Союза адмирал Николай Кузнецов. Нарком сообщил Герою Советского Союза капитану 3-го ранга Кочиеву, что он зачислен в списки участников предстоящего Парада Победы на Красной площади и должен лечиться так же энергично, как и воевал.

Но время было упущено, медицина оказалась бессильной. 8 октября 1946 года Константина Георгиевича Кочиева не стало.

 
         Послесловие

Кочиев К.Г. похоронен в Цхинвале. Там же ему сооружен памятник. Его именем названы улицы в Севастополе, Джава, Цхинвале, школа № 3 в городе  Цхинвал. На доме по улице Коста Хетагурова, где он жил в Цхинвале, установлена мемориальная доска.

Начиная с 1942 года и по настоящее время, о Кочиеве К.Г. написано большое количество газетных очерков и книг.

Впервые книгу о Кочиеве  написал Тотрбек Джатиев.

Лаконично  и по-военному чётко пишет о Кочиеве, кандидат военных наук, полковник Д.З. Муриев в своей книге «Осетии отважные сыны».

Много лет собирали документы  о подвигах К. Кочиева Валерий Гассиев и Иван Цховребов, ими собрано и опубликовано большое количество воспоминаний сослуживцев Кочиева.

Кроме общеизвестных фундаментальных трудов советских военных историков хочется выделить  книги воспоминаний сослуживцев К.Г. Кочиева,  которые в послевоенные годы продолжали служить на флоте. Эти воспоминания очевидцев высокопрофессиональны, что делает их особенно ценными:
         Кузнецов Н.Г. «Курсом к победе», 2003;

Иоселиани Ярослав «Осторожно! Впереди Кочиев!», 1973;
Пилипенко В.С. «В бой идут катерники», 1989;
Рогачевский Г.А. «Сквозь огненные штормы», 1987;
Черцов А.Е. «Морской джигит», 1987;
Шиян И.С. «На Малой земле», 1974.

          Несколько слов хочется сказать о воспоминаниях рядовых моряков, которые все годы были рядом с Кочиевым. Вот  что пишет о Кочиеве торпедист Георгий Федорович Гавриш: «Константин Георгиевич Кочиев был в высшей степени скромным человеком. Он очень не любил, если его называли Героем Советского Союза. Он говорил: "Это вы все герои, а я получил это высокое звание как ваш командир". Он был по национальности осетином, и я настолько проникся к нему любовью, что и сейчас много лет спустя, эта любовь распространяется на всех осетин. Раз человек осетин, значит он такой же, как наш Кочиев К.Г.! Наивно, конечно, но это так».

          О героизме и мужестве Кочиева К.Г. говорят и его награды:

- медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (16.05.1944),
- орден Ленина (16.05.1944),
- два ордена Красного Знамени (9.08.1942, 19.10.1943),
- медаль «За боевые заслуги» (3.11.1944),
- медаль «За оборону Одессы» (1943),
- медаль «За оборону Севастополя» (1943).

Использованные документы и материалы:

  1. М.Д. Бетоева. Дорогами мужества. КН. В 2-х томах. Владикавказ.
  2. Сыны Осетии  в  Великой Отечественной. Владикавказ. 1999.

Аннотированный список Героев Советского Союза, маршалов, генералов, адмиралов, кавалеров ордена «Слава» - выходцев и жителей Северной Осетии, составленный Центром ИПД РСО-Алания

Статус материала:
  • Дата публикации:
  • Дата последнего изменения:
    04.05.2018, 17:18

Мероприятия

Архив
А.И. Герцен
А.И. Герцен
«Время от времени полезно заглядывать в архивы... Полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современное, глубже опускаясь в смысл былого - раскрываем смысл будущего, глядя назад, шагаем вперед».

читать дальше

Объявления

Архив

Документы

Архив