закрыть

Приемная

Прикрепить файл
Максимум 3 файла.
Ограничение 10 МБ.
Допустимые типы: txt doc docx rtf xls xlsx pps ppt odt ods odp pub pdf jpg jpeg bmp png tif gif pcx mp3 wma avi mp4 mkv wmv mov flv.

Комбат - к 105-летию со дня рождения Героя Советского Союза С.Я. Батышева

Комбат – это слово стало одним из символов Великой Отечественной войны, нашей армии, России. Герой Советского Союза С.Я. Батышев был настоящим фронтовым комбатом. Встретил войну младшим сержантом 23 июня 1941 года, а в июле 1943-го, в 27 лет, стал самым молодым в дивизии комбатом. Его называли «покорителем высот», говорили: «Если Батышев зацепился за высоту, то его ничем оттуда не выкуришь! Кремень, а не комбат». Батышев был из того поколения школьных учителей, которые стали лучшими офицерами, сменив погибших в первый год кадровых командиров.

После войны Сергей Яковлевич – крупный ученый, действительный член Российской академии образования, академик Нью-Йоркской академии наук.

Родился 19 октября 1915 года в городе Кадом Темниковского уезда Тамбовской губернии (ныне посёлок – райцентр Рязанской области). Окончил 7 классов школы в Кадоме, в 1932 году – школу ФЗУ в городе Сталиногорск (ныне город Новомосковск Московской области). В 1932-1933 годах работал каменщиком на заводе № 42, одновременно учился в Сталиногорском химическом техникуме.

В 1936 году окончил 3 курса Московского механико-машиностроительного института. В 1936-1938 – преподаватель технических дисциплин сельскохозяйственного рабфака и курсов механиков в селении Дигора (ныне город – райцентр Республики Северной Осетии-Алании). Заочно окончил 4-й курс Московского механико-машиностроительного института. В 1938-1939 – преподаватель и инструктор производственного обучения в школе на станции Саатлы (ныне город – райцентр Азербайджана).

В армии с сентября 1939 года. В 1940 году окончил полковую школу (в городе Арзамас ныне Нижегородской области). Служил в пехоте командиром миномётного взвода стрелкового полка (в Московском военном округе; город Арзамас).

Участник Великой Отечественной войны: в июле-августе 1941 – командир миномётного взвода 624-го стрелкового полка (Западный фронт). Участвовал в оборонительных боях в Белоруссии и Смоленском сражении. В июле 1941 года был контужен. 13 августа 1941 года был тяжело ранен в правую ногу и до декабря 1941 года находился в госпитале в городе Астрахань.

В январе-октябре 1942 – командир взвода и командир роты миномётного батальона 104-го стрелкового полка. Воевал на Юго-Западном (январь-апрель 1942) и Брянском (апрель-июль 1942) фронтах. Участвовал в боях на курском и белгородском направлениях, Воронежско-Ворошиловградской операции. Летом 1942 года окончил курсы младших лейтенантов. В июле 1942 года попал в окружение, но через несколько месяцев по тылам врага вышел к своим.

С декабря 1942 по июль 1944 года – командир миномётной роты, старший адъютант и командир батальона 545-го стрелкового полка. Воевал в составе Северной группы войск Закавказского фронта (декабрь 1942 – январь 1943), Северо-Кавказском (январь-октябрь 1943) и 1-м Украинском (ноябрь-декабрь 1943 и май-июль 1944) фронтах. Участвовал в битве за Кавказ, Северо-Кавказской, Новороссийско-Таманской, Житомирско-Бердичевской и Львовско-Сандомирской операциях. 13 августа 1943 года был легко ранен и контужен. 24 декабря 1943 года был тяжело ранен и до мая 1944 года находился на излечении в госпитале в городе Медногорск (Оренбургская область).

Особо отличился в ходе Львовско-Сандомирской операции. 13 июля 1944 года батальон под его командованием прорвал вражескую оборону в районе сёл Звиняче и Ощев (Гороховский район Волынской области, Украина) и развил стремительное наступление, в ходе которого ворвался в город Горохов, поставив под угрозу открытый фланг противника. За один день наступления было уничтожено батальоном более 150 вражеских солдат и офицеров, уничтожено 2 танка, 3 бронетранспортёра, 2 пушки, захвачено в плен 24 человека и склад боеприпасов. Преследуя отступающего противника, 16 июля 1944 года батальон вышел к селу Печихвосты (Гороховский район), где принял бой с подошедшими вражескими резервами. В этом бою С.Я. Батышев был тяжело ранен в левую руку, но продолжал командовать батальоном до начала отступления противника. До сентября 1944 года лечился в госпитале в городе Ровно (Украина).

За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года майору Батышеву Сергею Яковлевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В представлении к званию Героя написано: «Майор Батышев в боях за Советскую Родину при прорыве немецкой обороны в районе Звиняче-Ощув Львовской области за период с 13 по 16 июля 1944 г. проявил исключительную стойкость, смелость и решительность. Майор Батышев, получив 13.07.44 г. боевую задачу на прорыв вражеской обороны, умело и решительно повел батальон на штурм передовой линии противника. Благодаря смелым и правильным тактическим действиям овладел этой линией и, преследуя противника, уничтожал его живую силу и технику. Искусно маневрируя подразделениями батальона, первым занял селение Теклувка, Божув, Скобелка и ворвался в гор. Горохов, поставив под угрозу открытый фланг противника.

В тяжелые минуты боя при прорыве обороны противника майор Батышев, презирая опасность для жизни, находился всегда в тех местах, где лучше руководить батальоном и где решается  успех боя.

…Майор Батышев при преследовании противника, искусном обходе его групп сопротивления и наведения паники в его рядах, буквально обращал противника в бегство, не давая ему никакой возможности нигде закрепиться.

Преследуя бегущего противника по пятам до села Печихвосты и столкнувшись с его свежими резервами, майор Батышев… был тяжело ранен. Превозмогая сильные боли, руководил боем и как верный сын Родины не ушел с поля боя до тех пор, пока не выполнил поставленной задачи и передал командование батальоном только лишь тогда, когда противник поспешно начал отступать».  

С сентября 1944 по апрель 1945 года – заместитель командира 545-го стрелкового полка (1-й Украинский фронт). Участвовал в Сандомирско-Силезской, Нижнесилезской и Берлинской операциях. 22 апреля 1945 года был ранен (пятый раз за войну) в правое бедро и до мая 1945 года находился в госпитале в городе Краков (Польша).

После войны служил командиром воинской части (в Приволжском военном округе). С октября 1945 года майор С.Я. Батышев – в запасе.

В 1945-1946 годах работал директором Саратовского индустриального техникума профтехобразования. В 1946 году окончил Саратовский институт механики (вечернее отделение).

В 1946-1949 годах – начальник Калининского областного управления профтехобразования (ныне горд Тверь). В 1949-1953 годах – начальник Управления учебных заведений Министерства трудовых резервов СССР.

В 1953-1957 годах – заместитель начальника – главный инженер Главного управления кинематографии Министерства культуры СССР, в 1957-1961 годах – начальник Главного управления промышленности предприятий Министерства культуры РСФСР.

С 1961 года  – директор Центрального учебно-методического кабинета, а в 1967-1974 годах – заместитель председателя по научно-методической работе Государственного комитета Совета Министров СССР по профессионально-техническому образованию.

В 1974-1989  годах – академик-секретарь Отделения педагогики и психологии профтехобразования, а в 1989-1991 – советник Президиума Академии педагогических наук СССР.

С 1991 года – президент Ассоциации «Профессиональное образование» при Российской Академии образования.

Совмещал работу в системе профтехобразования с научной работой. Занимался изучением опыта работы учебных заведений профтехобразования, обобщал опыт учебно-воспитательной работы и занимался внедрением лучших методик подготовки молодых производственных кадров. Являлся одним из основателей педагогики профессионально-технического образования в СССР. Автор более 30 книг и брошюр, свыше 400 научных статей и 10 учебных программ.

Являлся членом Высшей аттестационной комиссии и членом Совета по присуждению премий Президента Российской Федерации.

Заслуженный деятель науки Российской Федерации (18.10.1995), доктор педагогических наук (1969), профессор (1970).

Академик Академии педагогических наук СССР (1974), член-корреспондент – с 1968 года и Российской академии образования (1993). Народный депутат СССР в 1989-1991 годах.

Лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования (1998), за создание теории и методики подготовки и повышения квалификации рабочих.

Награждён орденами Ленина (23.09.1944), Октябрьской Революции (18.10.1985), Красного Знамени (15.09.1943), Александра Невского (17.02.1944), Отечественной войны 1-й (11.03.1985) и 2-й (6.09.1943) степеней, Трудового Красного Знамени (19.11.1975), Дружбы народов (14.12.1990), Красной Звезды (17.06.1943), «Знак Почёта» (9.09.1971), медалями «За отвагу» (29.03.1942), «За трудовое отличие» (30.09.1965) и другими медалями.

Жил в Москве. Умер 21 марта 2000 года. Похоронен на Хованском кладбище в Москве.

На родине Героя, в городе Кадоме, есть улица Батышева, открыт дом-музей С.Я. Батышева. Его именем названы улицы в городе Дигора и городе Кадом. В Москве на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска. В Дигоре на Аллее Славы установлен бюст С.Я. Батышева. В Уральском профессионально-педагогическом университете учреждена стипендия его имени, в Подольском музее профессионально-технического образования открыт кабинет-мемориал. В городе Николаеве (Украина) ежегодно проводятся международные научные чтения, посвященные памяти Героя Советского Союза, академика Сергея Яковлевича Батышева.

Послесловие

Несмотря на пять ранений, из которых два были тяжелыми, Сергей Яковлевич оставался на поле боя, и в роковые 1940-е, и в лихие 1990-е. Он был одним из ведущих специалистов в мире в области профессионально-технического образования, основателем новой ветви педагогической науки, автором нескольких десятков книг. Для чтения лекций Батышева не раз приглашали в США, Германию, Англию, Италию, Голландию, другие страны. В последние годы жизни Сергей Яковлевич возглавлял Ассоциацию «Профессиональное образование».

Но о своих фронтовых годах Батышев ничего не написал: «Вспоминать войну тяжело. Это была гибель бесконечная…». Однако осенью 1996 года с Сергеем Яковлевичем беседовал один из известных российских корреспондентов.  Из этой беседы остались воспоминания Батышева. Других столь подробных интервью о войне он не оставил.

Думаю, его рассказ станет одним из ценных свидетельств участника тех жестоких боев.

«Перед войной я окончил только полковую школу. Правда, пришел в армию, имея три курса Московского машиностроительного института.

Должен сказать, что я никогда не хотел быть военным, не чувствовал в себе призвания к этому. Всегда хотел быть ученым. В средней школе, ФЗУ, техникуме, вузе много читал об ученых. В химический техникум пошел, потому что меня буквально поразило описание того, как наш великий Менделеев изобрел таблицу химических элементов, предсказав тем самым открытие даже тех из них, которые стали известны лишь через несколько десятков лет…

Но война заставила учиться другим наукам. 22 июня 1941 года нашу дивизию, которой командовал полковник Гришин (закончил он войну генерал-полковником) из Арзамаса ночью эшелонами отправили в Белоруссию. На станции Орша высадили и мы пошли пешком на запад.

Приказали окопаться. Разведка донесла, что немцы наступают большими силами. Рано утром показались танки. Увидев их, некоторые солдаты, особенно призванные из Средней Азии, бросили винтовки, вещмешки – и  быстрее в тыл. Действительно – жуткое  состояние неопределенности, страха…

Самолеты немецкие поливают огнем, артиллерия бьет, за танками – солдаты с автоматами. Стрельба страшная. А у нас и автоматов нет, только винтовки-трехлинейки да бутылки с горючей смесью. Состояние подавленное, казалось – вот и смерть пришла… Кто-то отстреливается, а кто-то просто закопался в землю. Но был у нас командир полка подполковник Фроленков, который уже воевал против японцев с Жуковым на Халхин-Голе, там был награжден орденом Красного Знамени (за форсирование Днепра в 1943 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а после войны он стал генерал-лейтенантом). Были в полку и еще обстрелянные на Халхин-Голе и Хасане командиры. Они подожгли два танка бутылками с горючей семью. Фроленков говорит: «Вот видите, что может храбрый воин, который не боится!.. Видите, как танки горят!» И научились мы потом эти бутылки бросать очень хорошо. Я сам однажды поджег танк. Отходишь в сторону по траншее, пропускаешь его и бросаешь с нескольких метров… А некоторые бросали прямо вперед, до десяти метров. Танк загорался как факел. Хотя когда на броне сидят автоматчики, или бегут, стреляя, рядом, все это, конечно, не так просто.

Этот первый день и запомнился как самый тяжелый за всю войну. Помню название той деревни – Тарасовка. Думал: как только война закончится, обязательно на это место приеду. И приехал. Но места того не нашел… Так же как и в Берлине, где меня ранило 22 апреля 1945-го. Несколько раз приезжал, искал – но все уже по-другому застроено…

Через несколько дней первых боев я был первый раз ранен. Получил медаль «За отвагу». Номера своих орденов на память не назову, а той первой награды и сейчас помню – 30607.

42-й год – это, по-моему, самый тяжелый год войны. Уже победили под Москвой. Внезапности нападения не было. И – такая катастрофа. Отступали с Харьковского направления, пешком прошли до Ростова, от Ростова до Кавказских гор… Немцы уже Бог знает, где… Бросали нам листовки с воздуха: «Ростов возьмем бомбежкой, а Кавказ с гармошкой». Шли и шли с засученными рукавами до Сталинграда…

Я  рос в званиях. Почему?

Дело тут в следующем. У нас был очень толковый командир дивизии – Леонид Александрович Колобов. Он перед войной закончил Военную академию имени Фрунзе и остался там преподавать. Очень хорошо разбирался в тактике, знал современную военную литературу. Владел немецким, английским и французским языками. В своей дивизии Колобов организовал систему учебы, доходившую до командиров рот. Их собирали на два-три месяца и обучали тактике, в том числе и на больших макетах местности. Когда я стал командиром батальона, такие занятия проводились очень часто. «Батышев, идешь с батальоном так… Справа – немецкие  танки, самолеты. Ваши действия?» Или: «Вы идете, вот большой овраг, в нем село. Будешь брать овраг или нет?»

- «В овраг не буду спускаться, там меня немцы могут накрыть».

- «А что будешь делать? Дождь же идет. Надо зайти в село и дать солдатам отдохнуть».

- «Ничего, - говорю, - окопы сделаю и в окопах буду держать».

- «Правильно».

Вот Колобов меня и приметил в командирах роты. Он наблюдал, кто как соображает. Из комбатов враз делал командирами полков или их заместителями, начальниками штабов. Помню, когда мы форсировали Вислу, то находились потом два месяца на отдыхе. Так я не знал, как бы скорее идти наступать. Учеба с утра до вечера. То сам комдив, то его заместитель, то начальник штаба занятия проводит.

Занимались и по карте. Ведь не каждый комбат у нас умел читать карту. Учились ходить по азимуту. Получали вводные, определенную задачу. Ночью, азимут такой-то, через два часа быть там-то. Шли группами по несколько человек, находили нужную точку. Учеба систематическая, непрерывная…

Не могу сказать, как обстояло дело в других армиях, а в нашей 3-й гвардейской это было так. Наш командарм Гордов был очень жесткий человек. Участник еще Первой мировой войны. Не знаю подробностей его судьбы, но вскоре после войны он был репрессирован…

Если бы не учеба нашего комдива, то потери были бы много бóльшими.

Офицерский состав ковался в ходе войны. Я был под началом Колобова с конца 42-го, два с половиной года. В этом мне, конечно, повезло. Ведь командиры  дивизий были разные… Они тоже нередко выходили из строя. И во главе дивизий оказывались люди, не имевшие высшего военного образования. Порой они много вреда приносили.

Вот, скажем, один пример. После взятия Киева мы наступали на Житомир. Перед нами – высота, причем очень крепко укрепленная. Меня вызывает Колобов и говорит: «Надо эту высоту взять, но надо взять так, чтобы ты, Сергей, остался жив. Ты должен жить». Отвечаю: «Чтобы я остался жив, помогите мне очень хорошо».

- «Что тебе надо?»

- «Сначала я должен сделать разведку боем, узнать, какие у них огневые средства».

Как  командир штурмового батальона, попросил также танковую роту, взвод саперов, эскадрилью самолетов с представителем ВВС. Колобов выслушал, согласился и спрашивает: «Возьмешь высоту?»

- «Возьму».

Отделением провел разведку боем, взяли немца-«языка», узнали их систему обороны. Ночью саперы сделали проходы в минных полях. Политработники провели беседу. Кстати говоря, политработники у нас вели большую работу и сами были в большинстве своем люди порядочные, мужественные, находились всегда впереди.

После артподготовки по выявленным огневым точкам поднимаю батальон. Но остались неподавленные пулеметы. Тогда вывожу на прямую наводку приданный артдивизион. Все равно пулеметы стреляют… Даю команду танкистам и летчикам. В масштабе одной высоты были сконцентрированы такие силы, потому что она доминировала на большой площади. И когда эта высота была взята – наша  армия и весь гвардейский корпус пошли в этом направлении.

А вот другой пример. Был у комдива один заместитель, не буду называть его фамилии, он погиб потом… По-своему храбрый был человек. Но во время наступления не помню случая, чтобы он не выпивал, после чего делался, прямо скажем, дурак-дураком… Высота есть высота, стреляют, это же война, не поднимешь людей под такой огонь. Он звонит: «Вперед! Давай, поднимайся сам, а то я приеду и тебя застрелю!» Колобов никогда бы себе такого не позволил, но его вызвали на совещание в штаб армии. Я крикнул «За Родину! За Сталина!» (я и сейчас к Верховному Главнокомандующему с подобающим уважением отношусь). Был тяжело ранен в живот снайпером. Хотя, конечно, остался на передовой, пока мы высоту не взяли.

Так вот и гибли наши офицеры… Солдаты залегли, не идут вперед. Артиллерия не подавляет огневых точек. Самолеты, если они есть, не подавляют. Танки – подрываются на минах. А из штаба жмут: «Что вы там залегли?! Два вшивых фрица сидят, а вы не можете их взять! Вперед! Поднимай в атаку!» Ну и, конечно, командиры поднимают, а в этот момент кто первым встал, того снайпер убил или ранил.

За высоту под Житомиром я получил орден Александра Невского, а за вторую высоту – пулю снайпера…

Наступающая сторона всегда несет большие потери. Офицеров выбывало до 50 процентов... Я – командир батальона, у меня пять командиров рот, двое-трое из них убиты или ранены. Командиры взводов – совсем молодые ребята из училищ. Проучился три месяца – и ко мне. Их потери – до 70 процентов. И так после каждого крупного наступления…

Возраст их обычно – от 30 до 35 лет. 95 процентов офицеров-фронтовиков были русские. Украинцы, белорусы – я их включаю туда же, это, считаю, одно и то же. Хорошие командиры были из Осетии. А среди солдат были представлены все национальности страны, все дружно воевали.

Комдив ко мне уважительно, тепло относился, об этом я уже говорил. Потому что если он мне давал какое-нибудь задание, я его всегда выполнял. И после войны всегда встречались с Леонидом Александровичем, уже генерал-лейтенантом, на день Победы и отмечали этот день хорошо, по-русски…

С солдатами были очень хорошие отношения. Все же я учитель по профессии. Умный и душевный у меня был замполит Иван Овсянников, после войны он стал председателем колхоза в Краснодарском крае, награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени. Он очень любил работу с людьми и меня втянул в это дело. Беседую в окопе с солдатами: «Давай закурим. Ты откуда?» - Отвечает. - «Как семья? Дети?»

Расскажешь и о себе. Они видели меня не на командном пункте где-то сзади. Я всегда находился вместе с ними, в атакующих рядах. Никогда не стремился, да и не мог, наверное, как-то жестко командовать, чисто по-уставному. Скажем, говорю командиру взвода: «Новиков, Иван, вот такое-то село на карте видишь? А где оно будет на местности?» - «Там-то». - «А как ты будешь его брать?» - «Вот так-то».

Посоветуемся… Потом говорю: «Но ты возьми обязательно».

Если говорить о  противнике, то это были первоклассные вояки! Я когда смотрел потом кинофильмы, где наши косят немцев, как муравьев, мне просто смешно становилось. Был такой фильм «Вызываем огонь на себя». Идут немцы волной, а наш автоматчик сидит один и расстреливает эту толпу, бросит гранату – они разбегаются.

В чем же была их сила и в чем слабость? Сила их, прежде всего, заключалась в железной дисциплине. В высокой организованности. Все гармонично выстроено, хорошее взаимодействие и связь.

А слабость заключалась в том, хотя это, может быть, и банально, что все же мы защищали свою Родину, а они – нет. Мы проходили через сожженные деревни, разрушенные города, освобождали людей из неволи. Это поднимало нас, вселяло уверенность в победе.

Немцы отступали только тогда, когда видели, что держаться здесь бесполезно. Сражались, но до определенного момента, до тех пор, пока есть возможность отойти, уцелеть. Жизнью они не жертвовали… Этого у них не было.

Да, жизнь человеческая неповторима, второй жизни не бывает. Каждому человеку хочется жить. Но человек, выполняя поставленную перед ним задачу, сознательно рискует своей жизнью, осознавая, что, может быть, он последний раз видит этот мир. Под подвигом (героизмом) я понимаю мгновенную мобилизацию всех сил для преодоления, казалось бы, безвыходного положения. Трусливому от природы человеку никакой случай не поможет, трус скорее погибнет. Я был свидетелем массового героизма при форсировании Днепра, Вислы и штурма Берлина, потому что участвовал в этих операциях. Смелый человек борется до конца, он больше других отдает себя служению Родине. И это не банальные слова. Смелый человек – сильный человек, – он проявляется в делах, а слабый - в намерениях. И все же главное в этом вопросе вот что: чтобы совершить подвиг, надо несколько минут, но готовится он всей предыдущей жизнью.

Я горжусь, что в трудное время находился в действующей армии и внес скромный вклад в разгром фашистской Германии. Ну, и, конечно, рад, что остался жив. Ведь каждое из пяти ранений могло быть смертельным…

Я счастлив, что жил и живу до предела насыщенной напряженной жизнью. Есть латинское изречение, с которым я полностью солидарен: «Я сделал, что мог, и пусть, кто может, сделает лучше». А я добавил бы… и больше…»

 

Основание: Аннотированный список Героев Советского Союза, маршалов,   генералов, адмиралов, кавалеров ордена «Слава»  – выходцев  и жителей Северной Осетии. Составитель: Центр ИПД РСО-Алания. Владикавказ, 2009г.;

М.Д. Бетоева. Дорогами мужества. Кн. в 2-х томах. – Владикавказ: Проект-Пресс. 2005г.

 

 

Статус материала:
  • Дата публикации:
  • Дата последнего изменения:
    19.10.2020, 15:27

Мероприятия

Архив
А.И. Герцен
А.И. Герцен
«Время от времени полезно заглядывать в архивы... Полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современное, глубже опускаясь в смысл былого - раскрываем смысл будущего, глядя назад, шагаем вперед».

читать дальше

Объявления

Архив

Пилотный проект

?
Направляемые сообщения не являются обращениями граждан, рассматриваемыми в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Расскажите о проблеме
Написать сообщение

Документы

Архив