закрыть

Приемная

Прикрепить файл
Максимум 3 файла.
Ограничение 10 МБ.
Допустимые типы: txt doc docx rtf xls xlsx pps ppt odt ods odp pub pdf jpg jpeg bmp png tif gif pcx mp3 wma avi mp4 mkv wmv mov flv.

Подвиг танкиста Саши Мнацаканова - к 100-летию со дня рождения Александра Сидоровича Мнацаканова (Мнацаканян), советского офицера, участника Великой Отечественной войны, генерал-лейтенанта, Героя Советского Союза.

Будущий Герой Советского Союза Саша Мнацаканов родился 23 февраля 1921 года во Владикавказе Горской АССР в семье крестьянина. В 1938 году окончил 10 классов Владикавказской средней школы № 3. С детства мечтал водить локомотивы, вот почему он, после окончания десятилетки, поступил в Тбилисский институт железнодорожного транспорта имени В.И. Ленина. Активный комсомолец и вожак молодежи в школе, он и здесь, в институте, проявлял юношескую горячность, нетерпеливость, ни одно мероприятие не проходило без его участия, был лучшим физкультурником.

Великая Отечественная война.

Планы Александра расстроила начавшаяся война. С третьего курса института он встал в ряды защитников Родины. Первые дни службы Мнацаканов провёл под Сталинградом, где проходил курс молодого бойца. После этого, отмеченный за отличную выучку, был командирован в город Камышин для обучения и повышения квалификации. Будучи курсантом Камышинского танкового военного училища, он писал матери: «Не пришлось мне вести локомотивы, буду водить танки».

В сентябре 1942 года, успешно окончив Камышинское танковое училище, Мнацаканов получил звание «лейтенант» и в должности командира взвода средних танков на Сталинградском фронте в составе третьей отдельной танковой бригады 584-го танкового батальона участвовал в  тяжелых оборонительных боях на берегах Волги. Молодой лейтенант со своим взводом участвовал в операции по окружению немецких войск, непосредственно в срыве планов немцев по захвату Сталинграда и разгроме  и пленении 6-й армии вермахта.

Когда свежеиспечённый лейтенант Саша Мнацаканов получил свой первый танк, то экипаж немного удивился, что командир всегда носил с собой не вполне приличный танкисту нож. Понятно, кавказская кровь. Экипаж этим делом заинтересовался – ведь если командира уважают, то и подражают ему тоже. И командир попутно применению ручных гранат всерьёз и старательно занимался обучением экипажа вроде ненужной танкистам рукопашной.

19 ноября 1942 года началось мощное контрнаступление советских войск. Танкисты наступали первыми. Мнацаканов со своими танками поддерживал пехоту, расстреливал вражеские огневые точки, беспощадно уничтожал гитлеровцев. В январе 1943 года, командир гвардейской танковой бригады лично поставил задачу Мнацаканову: произвести разведку боем, вызвать на себя огонь врага, чтобы засечь его огневые точки.

Задание командования было выполнено – огневые точки врага разведаны. Но в контратаке бронированных чудовищ со свастикой танк Мнацаканова был подбит и загорелся.

Вот тут и пригодились экипажу уроки Мнацаканова по рукопашной.

Выпрыгнув из механического костра в горящей одежде – тушить её было некогда, а по январской погоде одеты были тепло, многослойно и огонь пока ещё не шибко припекал сквозь слой ваты, – танкисты атаковали  вражеский орудийный расчёт, швырнув по дороге пару гранат в их окопы и ввалившись на позицию в виде огненных чертей. И взяли очумевших вражеских артиллеристов в ножи. Рукопашная схватка с ножами и пистолетами в упор была короткой, но злой и жестокой, захватив орудие в полной исправности. Да еще и с запасом снарядов. После этого затушили одежду и обнаружили, что лейтенант спёкся – у него сильно обгорело лицо и после драки отекало всё сильнее, он уже и видеть не мог. Командир танка в горячке даже не заметил, что получил тяжелые ожоги лица, кистей рук, ранение головы,  в результате чего впоследствии ослеп.

После долгих четырех месяцев борьбы за здоровье в полевом госпитале лейтенант Мнацаканов опять стал зрячим и в  мае 1943 года вернулся в строй. Командование, высоко оценив действия лейтенанта, наградило его медалью «За отвагу».

В мае 1943 года Мнацаканов был направлен в город Нижний Тагил, где командование поручило ему сформировать воинский эшелон с новыми танками, доставить их на фронт. И с этой задачей Мнацаканов справился отлично – сколотил   боевую единицу и летом этого же года, назначенный командиром тяжелого танка, прибыл с нею на Ленинградский фронт. И  остался в рядах защитников героического Ленинграда.

Командир мощного тяжелого танка, Мнацаканов не раз ходил в разведку, не раз наводил страх на врага…

К осени 1943 года весь батальон, получив на вооружение танки Т-34, был передислоцирован с правого берега Невы в развалины завода «Трубосталь», а Мнацаканов был назначен на должность командира роты средних танков Т-34.

Подвиг Саши Мнацаканова.

14 января 1944 года началось историческое наступление советских войск по разгрому гитлеровских войск под Ленинградом. 42-я армия, в составе которой воевал Мнацаканов, наносила удар с южной окраины Ленинграда через Гатчину, Красное село на Ропшу. Навстречу наступали другие войска. Замысел командования заключался в том, чтобы встречными ударами в районе Ропши замкнуть кольцо окружения вокруг вражеских сил. Лейтенант Мнацаканов, будучи начальником головной походной заставы, беспрерывно навязывал противнику смелые и дерзкие бои, смело разведывал оборону врага, проявляя при этом образцы решительности, умения и геройства.

Танкисты Мнацаканова первыми вышли к реке Ижора, заняли круговую оборону и удерживали отвоеванный рубеж до подхода главных сил наших наступающих войск. В ночное время противник неоднократно переходил в контратаки, но всякий раз с большими потерями откатывался назад.

Однажды ночью обстановка осложнилась опять. Противник ночью укрепил свои позиции на промежуточном рубеже, выставив заслон из шести «тигров» и артиллерии. Открыл сильный минометно-артиллерийский огонь и начал отвод окруженных войск. Необходимо было сбить заслон, отрезать пути отхода противнику. Сворачивать с дороги в сторону не было возможности из-за болот и заминированных участков местности. Остановиться и ждать подхода своей артиллерии на рассвете? Но это означало дать время и противнику. И Мнацаканов пошел на военную хитрость, решил нестандартно –  приказал включить фары и дать полный газ. Немцы огонь прекратили – колонна-то шла оттуда, где танки советские пройти не могли, потому приняли их за своих. За это и поплатились.

Только  въехав в деревню, передовой отряд  Мнацаканова открыл  плотный огонь, благо было по кому стрелять, танкисты расстреливали из пушек вражескую технику, пулеметными очередями скашивали разбегавшуюся в панике пехоту, даже в темноте было видно, как немцы из деревни разбегаются, завязая в снегу.

В результате разгромил штаб немецкой воинской части, истребив  более 2200 фашистских солдат и офицеров. А утром в населенном пункте были обнаружены десять раздавленных и подбитых пушек разного калибра, более десяти тягачей с прицепами, три штабных фургона, более 15 повозок с грузами, шесть противотанковых ружей, четыре пулеметных дзота.

Более 80 километров прошли танки Мнацаканова «огненным рейсом» – так они сами называли этот маршрут, и  первыми  соединились  с частями второй ударной армии, шедшей навстречу. Успех был, конечно, ошеломляющим. О нем рассказывали и писали армейские и фронтовые газеты. Об этом блестящем ночном марш-маневре писала газета «Красная Звезда» 8 апреля 1944 года в большой подвальной статье «Действия танков в ночном бою». Времени прошло совсем немного, а уже Москва голосом Левитана оповестила страну, что историческая операция по снятию блокады с Ленинграда победоносно завершена! Но это Левитан в Москве сказал, а тут в мешке оказалось более двух дивизий вермахта, и им в мешке было неуютно, они из него рвались, не считаясь с потерями. Публика-то серьезная подобралась, и эсэсовцев много:  и «Нордланд», и «Нидерланд» с «Полицаем». Дрались очень упорно, прекрасно понимая, что за блокаду их по головке не погладят.

Вальс с «Тигром».

Группе Мнацаканова было поручено оседлать важную развилку дорог и взять под контроль мост, перекрыв, таким образом, один из выходов удирающим из мешка разгромленным немецким войскам.

Поредевшая группа покатила выполнять приказ и ещё не доехала до развилки почти километр, как передовая тридцатьчетвёрка, шедшая в виде головного дозора, с грохотом и хрустом встала как вкопанная посреди дороги и, чуть помедлив, полыхнула дымным костром, хорошо ещё экипаж успел выбраться из танка.

К танку Александра добрался командир с горящей машины. Доклад оказался неутешительным – минимум два тяжелых танка «тигр» стоят за мостом через глубокий овраг и держат дорогу под прицелом.

Поразмыслив, Мнацаканов послал группу сапёров с толом по дренажной канаве в обход, а сам на своей тридцатьчетвёрке, прикрываясь дымом и пылающей машиной, выдвинулся вперёд, чтобы прикинуть дальнейшие действия. Танк уже подошёл к горящему танку, как вдруг из дыма вылез угловатый силуэт: это один из двух «тигров» точно так же выдвинулся, прикрывшись дымом, и встреча была неожиданной для обеих сторон. Выстрелили почти одновременно, немецкий снаряд ударил, словно кувалдой в колокол, и на счастье ушёл рикошетом.

Советский снаряд точно так же взвизгнул, отскочив от брони «тигра». Рассчитывать на такое везение при втором выстреле тяжеловеса было глупо, и, резко газанув, Т-34 вплотную прижался к врагу. У немецкого танка длина пушки – пять  метров, за габариты танка она вылезает больше, чем на два метра. А Т-34 сам длиной в шесть метров, потому, когда стоит вплотную, «тигру» никак не получалось стрелять. Немецкий танкист это тоже сообразил и двинул махину вперёд, стараясь раздавить наглого противника, или хотя бы повредить ему ходовую.

Мнацаканов отреагировал мгновенно, сдав задом и не отходя слишком далеко. Начался тяжеловесный смертельный вальс. По скорости и маневренности тяжеленная кошка уступала середнячку Т-34. Как только немецкий танк тормознул и дёрнул назад, чтоб получить возможность стрельнуть в упор – Мнацаканов  опять оказался вплотную, в мёртвой зоне. «Тигр» дернулся снова вперёд, стараясь отжать вёрткую тридцатьчетверку за пределы защищавшей её от второго «тигра» горящей машины, рядом с которой оба врага и вальсировали.

Кончилось дело внезапно: во время одного из разворотов «тигр» соскользнул всей гусеницей с обледеневшей бровки придорожного кювета и величественно завалился боком в этот самый кювет, намертво сев брюхом на кромку, завязнув наглухо. Поставив свою машину в безопасном месте за полыхавшей тридцатьчетвёркой, экипаж Мнацаканова перевел дух. «Тигр» сидел в канаве, как пойманный в ловчую яму мамонт, и ни черта не мог сделать.

Танкисты Мнацаканова удивились, когда увидели рядом своих автоматчиков. Те порадовали приятной новостью: пехоты при втором «тигре» не было, а экипаж так увлёкся вальсом своего напарника у горящей тридцатьчетвёрки, что прозевали визит сапёров. Те не упустили представившегося им шанса, и теперь от второго «тигра»  остался искорёженный металлолом.

В постсоветское время Александр Сидорович Мнацаканов, уже генерал-лейтенант в отставке, издал небольшим тиражом книгу «Записки военного дипломата», где описывал данный эпизод:

«...С наступлением темноты я выстроил свою заметно поредевшую колонну и повел её по одной из второстепенных дорог, кратчайшим путём ведущей к заветной развилке, указанной в приказе. До неё оставалось менее километра, как вдруг головной танк, следовавший непосредственно передо мной, вспыхнул. На фоне пламени я видел, как экипаж покидает горящий танк. Вскоре к моей машине подбежали командир и водитель танка и доложили, что впереди у моста через глубокий овраг стоит засада минимум из двух «тигров», и что именно один из них поджег их машину. Я решил выдвинуться вперед и под прикрытием горящего танка выяснить обстановку с тем, чтобы продолжить выполнение поставленной задачи. Мы стали медленно приближаться к горящей машине по узкой накатанной дороге. И тут я увидел, что «тигр» движется навстречу нам с намерением обойти горящую машину. Увидев мою машину, берет её на прицел. Я упредил его выстрелом, но и мне тут же попало, однако – срикошетило. Тигр тоже остался невредим. Маневрирование двух танков привело к тому, что наша тридцатьчетверка уткнулась в «тигра». Это и для «тигра» оказалось неожиданным, но он стал наводить свое орудие на наш танк, сдавая, однако, чтобы вывести орудие на нужную позицию и уничтожить нашу машину. Но как только «тигр» начинал отходить назад наш водитель Миша Буриков синхронно посылал наш танк вперед. Тогда «тигр» движением вперед пытался подцепить своей широкой гусеницей ходовую часть нашего танка, рассчитывая, очевидно, порвать нам гусеницу или опрокинуть нашу машину. Тогда Буриков успевал четко подать наш танк назад. Такое вальсирование продолжалось, однако, недолго и кончилось тем, что «тигр» прочно сел на днище, попав одной гусеницей в углубленный им же кювет. Теперь настал мой черед. Я, высунувшись из башенного люка, показал, как фокусник, связку гранат, а десантникам приказал продемонстрировать немцам ящик с патронами, похожий точно на ящик с толом. Этот ящик мы бросили под немецкий танк и жестами показали, что намерены подорвать это устройство. В более спокойной ситуации каждый бы сообразил, что может произойти от взрыва целого ящика тола с обоими танками. Нервы немцев, однако, не выдержали. Люк башни «тигра» открылся и, вытягивая вверх руки, немцы полезли наружу. В самый последний момент кто-то из немцев все же нажал на спуск пушки. Произошел орудийный выстрел, и я, потерявший бдительность, получил контузию и ожоги...»

У немцев.

«Тигр», сидевший в канаве, оказался исправлен, заправлен, были  и патроны к пулемёту. Возникла мысль: воспользовавшись темнотой, использовать трофей, и на шоссе, по которому отступали немцы, устроить пробку. Набрали  самых опытных танкистов в экипаж и дёрнули на «тигре» к шоссе.

Мимо немецкого заслона удалось проскочить, по своему танку они стрелять не стали, а на шоссе вклинились в сплошную колонну прущих грузовиков, тягачей, повозок и всякого разного, что бежало потоком, как зверьё от лесного пожара. Застенчиво и невинно танкисты стали давить и спихивать с шоссе подворачивавшиеся машины и повозки, в обстановке общего беспорядка это проходило без особых последствий. Но надо было устроить надёжную пробку, потому что на ровной дороге битые и давленые машины препятствием не становились. Слишком просто было их сдвинуть и спихнуть в кюветы, освобождая полотно дороги.

Когда выехали на участок, где дорога довольно круто спускалась в низину, а по противоположному склону осторожно карабкались тягачи с пушками, поняли, что это именно то, что надо.

Из-за сложности подъёма по скользкой дороге в низине скопилось много техники, а сзади напирали. Выезжать было непросто, да ещё артиллеристы раскорячились и замедлили процесс. Мнацаканов с товарищами начали  со штабной машины, из которой то и дело выскакивал руководивший переездом офицер. Для начала раздавили машину с руководителем, который ещё пытался махать руками, когда его машину стали плющить – не мог себе представить, что это Иваны. Потом открыли огонь по тем, кто взбирался по противоположному склону, и изрешечённые пулями тягачи под грузом пушек съехали обратно, туда, где запертыми оказались другие машины и повозки. А «тигр» молотил и молотил, создавая в низине кучу покалеченной техники, намертво забившую шоссе.

Пробка получилась добротной, её потом наши саперы три дня разгребали, так всё перекрутилось в этой низине. Началась паника. «Тигр», потратив весь боезапас до нуля и убравшись подальше от места побоища, опять же проскочил мимо немецких орудий.

На этом везение кончилась. Поутру, когда танкисты стали возвращаться, наши насовали в «тигр» несчетное количество снарядов. Пробить не пробили, но экипаж контузили добротно, а Мнацаканову, после недавней контузии, совсем плохо пришлось.

«Тигр»  пытались захватить как трофей, но те, кто танк захватил, сильно расстроились, когда поняли, что в нем уже сидят поспевшие первыми.

Спрыгнув с танка, Мнацаканов пытался доложить о выполнении задания, почувствовал слабость из-за контузии, упал на снег. Его сразу же отправили в госпиталь. Перед отправкой в госпиталь Александра навестил комбриг Проценко и, убедившись в том, что подчинённый оглох совершенно и не может понять, что ему в ухо кричат, нарисовал перед ним на снегу характерный контур Звезды Героя.

На следующий день, 27 января 1944 года – в день полного освобождения Ленинграда от немецкой блокады и варварских артиллерийских обстрелов, в ознаменование одержанной победы город Ленинград  салютовал войскам Ленинградского фронта, морякам флота, героям-ленинградцам 24 залпами из 324 орудий, а 220-й отдельной танковой бригаде было присвоено почётное наименование «Гатчинской».

К званию Героя Советского Союза старший лейтенант Мнацаканов А.С. был представлен 17 февраля 1944 года.

Из наградного листа:

«На всем пути боевых действий танковой бригады в тылу врага,  с 17 по 25 января 1944 года от Красного села до опорного пункта Кипень и железнодорожной станции Войсковицы лейтенант Мнацаканов, будучи начальником головной походной заставы, беспрерывно навязывал противнику внезапные дерзкие бои. Смело разведывал оборону врага, проявляя при этом решительность, умение и героизм…».

Из политдонесения бригады от 10 марта 1944 года:

«Одна рота танков Т-34 в оперативном взаимодействии с 128-й стрелковой дивизией 9 марта в 13.30 вела бой за населенный пункт Молгово. В ходе боя отважно действовал командир взвода старший лейтенант Мнацаканов. Заменив в бою командира роты, он первым ворвался в село, уничтожая орудия врага гусеницами своего танка и расстреливая его пехоту…».

Боевой путь героя продолжался. Он преследовал врага до полного освобождения Ленинградской и Новгородской областей, Прибалтики.

Подводя итоги подвигов славного воина, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 24 марта 1945 года за смелую организацию разведки, за инициативу, личное мужество и геройство удостоил старшего лейтенанта Мнацаканов Александра Сидоровича высокой правительственной награды – звания Героя Советского Союза.

Послевоенные годы

Светлый день Великой Победы  капитан Мнацаканов встретил  слушателем Бронетанковой академии Советской Армии, а 24 июня 1945 года в составе академии стал участником легендарного  Парада Победы на Красной площади в Москве.

В 1947 году А.С. Мнацаканов успешно окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск имени И.В.Сталина и продолжал службу в Вооружённых Силах СССР в звании майора. Его направили в Орджоникидзевское танковое училище, но вскоре это учебное заведение было расформировано. В дальнейшем находился в распоряжении командующего войсками Закавказского военного округа, откуда был назначен начальником штаба отдельного мотоциклетного разведывательного батальона в составе армянской дивизии, именовавшейся 89-й Таманской. На этом посту прослужил до 1951 года.

В 1951 году в жизни Александра Сидоровича произошел важный перелом: он стал слушателем Военной дипломатической академии и через четыре года успешно ее окончил. Более 35 лет проработал военным дипломатом в горячих точках планеты: в Сирии (в дни арабо-израильской войны),  Ливане,  Лаосе,  Марокко. На военно-дипломатической работе А.С. Мнацаканову были присвоены высокие звания: генерал-майор, а затем - генерал-лейтенант.

С 1977 года  он был назначен  начальником факультета военно-дипломатической академии и проработал на этой должности около 10 лет.

Находясь в отставке, А.С. Мнацаканов активно участвовал в военно-научной работе, написал много статей по военно-исторической тематике, книгу военных мемуаров «45 лет в строю». В этой книге он пишет о судьбах своего поколения, делится мыслями  о прожитой жизни и заканчивает ее обращением к нынешнему молодому поколению: «Верьте, что не было у нас мечты заветней, чтобы видеть вас счастливыми. Верьте также в то, что подлинное счастье человека… в его духовности, морали и нравственности, в беспредельной любви к Отечеству и в простой земной любви между людьми».

17 мая 1985 года в интервью газете «Социалистическая Осетия» участник парада в Москве в честь 40-летия Победы полковник в отставке Ч.Д. Карсанов рассказал о своей встрече с нашим земляком легендарным генерал-лейтенантом Мнацакановым Александром Сидоровичем.

Оказалось, что Мнацаканов А.С. и Карсанов Ч.Д. не только земляки, но до войны жили и росли в городе Орджоникидзе, 10 лет учились и воспитывались в стенах третьей средней школы. После окончания школы не виделись ни разу и вот через сорок лет встретились, и в одном строю прошагали по Красной площади.

В 1986 году Александр Мнацаканов в звании генерал-лейтенанта ушёл в отставку. Жил в Москве.

 В 1995 году А. С. Мнацаканов выпустил "Сорок пять лет в строю", где в форме рассказа описал наиболее интересные и запоминающиеся эпизоды из своей жизни, в том числе о наиболее трудных боях на Сталинградском и Ленинградском фронтах и о деятельности на зарубежной работе в должности военного дипломата.

Умер 24 июля2004 года, был похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Награды:

- медаль «Золотая Звезда»Героя Советского Союза (24.03.1945),

- орден Ленина (24.03.1945),

- орден Отечественной войны 1 степени (11.03.1985),

- три ордена Красной Звезды (17.01.1944; 30.12.1956; 3.10.1967),

- орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени (30.04.1975),

- медали  «За отвагу» (10.09.1943), «За боевые заслуги» (19.11.1951), «За оборону Ленинграда» (1943), «Во славу Осетии» и многие другие.

Память

В городе Красное СелоЛенинградской области на улице Бронетанковой торжественно открыта мемориальная доска, посвящённая Герою Советского Союза А. С. Мнацаканову.

6 мая2010 года в Гатчинском районе около деревни Вайялово состоялось открытие памятного бюста Героя Советского Союза, являющегося почётным гражданином Гатчинского муниципального района, генерал-лейтенанта Александра Мнацаканова.

Имя Александра Мнацаканова увековечено в Книге памяти в мемориальном комплексе «Защитникам и освободителям Ленинграда», установленном со стороны Пулковских высот.

Колпинская средняя школа № 467 (город Санкт-Петербург) носит имя 220-й отдельной Гатчинско-Берлинской танковой бригады. В школе действует музей бригады, в котором А. С. Мнацаканову посвящена часть экспозиции.

 

                                       

Основание: Аннотированный список Героев Советского Союза, маршалов,   генералов, адмиралов, кавалеров ордена «Слава»  – выходцев  и жителей Северной Осетии. Составитель: Центр ИПД РСО-Алания. Владикавказ, 2009г.;

М.Д. Бетоева. Дорогами мужества. Кн. в 2-х томах. – Владикавказ: Проект-Пресс. 2005г.

Муриев Д.З. Осетии отважные сыны. – Орджоникидзе: Северо-Осетинское издательство, 1974г.

 

Статус материала:
  • Дата публикации:
  • Дата последнего изменения:
    18.02.2021, 18:55

Мероприятия

Архив
А.И. Герцен
А.И. Герцен
«Время от времени полезно заглядывать в архивы... Полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современное, глубже опускаясь в смысл былого - раскрываем смысл будущего, глядя назад, шагаем вперед».

читать дальше

Объявления

Архив

Пилотный проект

?
Направляемые сообщения не являются обращениями граждан, рассматриваемыми в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Расскажите о проблеме
Написать сообщение

Документы

Архив